Все начинается с таланта: интервью с Джабахом и Заком Кахадо


В студию к братьям Кахадо команду ART Flash поднимала лифтерша Валентина. Нам, как представителям нового поколения и творческой профессии, никогда не приходилось раньше ездить на грузовых лифтах с такими попутчиками. Это было своеобразное приключение перед интересной беседой. Узнав, что мы направляемся к художникам, Валентина обрадовалась и поспешила доставить гостей как можно быстрее. Раз, два, три – и мы уже на высоте, в студии, где на самом видном месте при входе висит работа Джабаха Кахадо «In God I Trust». В ходе приятного разговора мы выяснили, насколько космополитичным может быть современное искусство, где любят проводить свободное время художники и обсудили серьезные философские моменты. Наверное, векторами мировоззрения Джабаха и Зака Кахадо можно считать два простых принципа: fast track life и full circle. В этом их творчество, в этом их жизнь, в этом они сами. 

 

1/11

 

AF: Расскажите о моменте, когда Вы поняли, что не представляете свою жизнь без творчества. С чего начался Ваш творческий путь?

 

Джабах:  Я не могу сказать точно, что это был за момент. Когда мне было 9-10 лет, родители подарили камеру. С тех пор я начал фотографировать, развиваться и творить.

 

AF: Для вас искусство -  хобби?

 

Джабах:  Конечно!  Когда тебе 10 лет, ты делаешь то, что любишь, что приносит тебе удовольствие. Если талант не развивается естественным путем, если что-то препятствует этому, то искусство в человеке может сломаться. Когда я был совсем маленьким, я наблюдал за старшим братом. Зак - настоящий художник, он с детства постоянно что-то рисовал. Вот он может сказать, что есть искусство для художника.
​​


AF: Когда вы поняли, что искусство – это то, чем Вы будете заниматься всю жизнь? Может, во время организации своей первой выставки?

 

Джабах:  Это все происходило само собой, в подростковом возрасте организовывали небольшие выставки для друзей. Но в 2008 году мы решили сделать что-то грандиозное. В 19 лет я начал профессионально работать в Нью-Йорке , чуть позже снимал для самых значимых глянцевых журналов. Именно в 2008 мы с Заком поняли, что fashion фотография – это слишком поверхностная и неразвивающаяся сфера, которая стала нам неинтересна. Мы начали создавать новое осмысленное искусство, сделали большой проект «Moskva RAW» (после выставки выпустили книгу). Это был настоящий толчок – все пошло по накатанной. 
​​


AF: Что вас вдохновило на создание выставки «Moskva RAW»? Чем она отличалась от предыдущей работы в сфере fashion?

 

Джабах: Серия фотографий «Moskva RAW»  более яркая. Книга-альбом про талантливых молодых людей, которые занимались по жизни чем-то интересным. Тогда, наверное, среда этих ребят считалась андеграундом, но сейчас трудно сказать…

 

Зак: В основном на снимках Джабаха наши друзья, люди, которые проводили с нами время на заводе «Арма». Мы снимали их, когда они приезжали на тусовки, без особого грима и специальной одежды.

 

Джабах: На фото они такие, какие есть. Эта выставка завоевала популярность среди молодежи. Я был самым молодым художником из тех, кто выставлялся в Музее Современного Искусства (ММОМА). Моё появление стало большим толчком и мотивацией для других молодых фотографов, которые хотели снимать и реализовывать себя. До этого времени в ММОМА выставлялись исключительно именитые взрослые художники.

 

Зак: Эти художники с большим опытом не были так интересны, как дебютант Джабах, который предложил что-то настоящее. Молодые люди и девушки на снимках были на отшибе общества, а с появлением «Moskva RAW»  на них обратили внимание.  Это стало интересно.
​​


AF: Вы помните, как было принято решение переехать в Москву? В одном из интервью вы говорили, что оказались в Москве еще во время учебы в университете, вас направили делать какой-то проект…

 

Джабах: Это был не совсем проект. Я работал в Лондоне и связывался с некоторыми глянцевыми  изданиями, вроде Harper's Bazaar, они пригласили меня в Москву поснимать для них.  Я прилетел на недельку из Лондона, а потом вернулся обратно в Америку. Тогда мне все очень понравилось. Я подумал, что здесь интересно, здесь что-то другое.

 

AF: Насколько Москва отвечает вашим творческим интересам? Много ли возможностей в Москве для осуществления урбан-проектов?

 

Джабах:  Лет 10 назад в Москве было интереснее, чем сегодня, потому что все люди вели активную деятельность, придумывали что-то уникальное, в них горела искра, и они постоянно росли. В то время развивалось поле для свободного творчества. Поле Москвы сейчас стало очень плоским, слишком упростилось. Мы развиваем свой проект здесь, делаем, что любим, поэтому любим Москву. Сейчас в столице наблюдается тенденция появления в искусстве тех людей, которые не должны там быть. Из-за возможностей людей, не имеющих отношения к настоящему таланту, артсреда превращается в кашу. Раньше была более четкая грань: художник – художник, галерист – галерист. Все занимались своим делом и работали в четком режиме. Мы мечемся между городами: Москва – Лондон – Париж - Нью-Йорк, но наш центр – это Москва. 
​​


AF: Вы следите за творчеством каких-либо художников на современной российской арт-арене?

 

Джабах: Да, конечно. Но не люблю называть имен, кроме моего и Зака. ☺

 

Зак: Безусловно, есть много художников, которые даже работают с нами. Мы дружим и ценим творчество друг друга. Они это знают. 

 

AF: Как Вы думаете, возможна ли культурная жизнь России за пределами Москвы?

 

Джабах: Конечно! Однозначно есть.
​​


AF: Есть какие-то города, в которых вы уже работали или планируете поработать?

 

Джабах: Санкт-Петербург, города на Кавказе, Краснодар... Конечно, есть, я бы даже сказал, что люди, которые живут в регионах, интереснее столичных жителей.  Там серьезнее и осмысленнее относятся к делам.

 

Зак: У них есть мотивация больше работать, стараться. У них нет связей, им приходится самостоятельно пробивать себе дорогу.

 

Джабах:  Им необходимо работать в сто раз больше, чем человеку, который живет в Москве. Людям просто интересна их работа.  Я и Зак продвигаем художников из регионов, нам это очень нравится, мы ценим такие таланты не меньше, чем они нас. 

 

AF: Вы их находите или они вас?

 

Джабах: Всегда по-разному. Иногда мы специально ездим по городам, знакомимся с художниками. Интересно, что там каждый художник знакомит нас со своими коллегами. У ребят нет комплексов. Всем интересно творить вместе.
​​

AF: Как отличается московская публика от публики региональной? Может, Вы замечали что-то в реакции посетителей ваших выставок?

 

Зак: Беда большого города – это обилие информации. Зрители ходят по галерее с таким видом, будто их нельзя ничем удивить, будто они видели все на свете. Я тоже из большого города, но когда я иду в музей и вижу там по-настоящему интересную работу, я говорю: «Вау! Это круто!», а они нет. Сейчас много молодежи ходит по музею и критикует, хотя не видит и доли того, что выставляется в музеях по всему миру. Наверное, это из-за того, что сейчас эпоха интернета: это IPhone -  а это говно, я могу это сделать, и это могу, здесь нет ничего особенного.  Люди в регионах – это губка, они впитывают все, а после анализируют. Они более настоящие и честные. В этом разница. Я не говорю, что все москвичи стали скучными, нет, конечно, остались интересующиеся и развивающиеся… Должен быть баланс.

 

Джабах:  Публика и в других городах мира - в Париже, в Нью-Йорке - абсолютно разная. У меня сложилось впечатление, что в России люди хотят чего-то более сложного. Западные зрители смотрят на все проще. «Тебе нравится работа?» – «Да, нравится!». Потому что искусство – это визуальное для меня, прежде всего. Когда искусство дает позитивное или негативное воздействие, ты сам это понимаешь. Я не жду, чтобы художник рассказал мне, что он хотел передать, потому что его мнение – это его мнение, у меня может быть абсолютно другое. Также и впечатление может быть любое. В России любят философию: что ты думал, когда создавал эту картину? Какое состояние у тебя было?  Что было в твоей голове? На каждой выставке обычно  5-6 человек подходят с подобными очень странными вопросами ☺  Это не хорошо, это не плохо – просто по-разному. 

 

AF: Зак, Джабах, Вам комфортно работать вместе? Возникают ли творческие разногласия между вами, которые могут повлиять на личные отношения?

 

Джабах: На выставке, которая будет представлена в галерее «RuArts», Зак – приглашенный художник. Шесть работ будут показаны вместе с моими. Он также является куратором этой выставки. Мы много работаем вместе, конечно, бывают и ссоры. И это абсолютно нормально – это дает какую-то энергию. Иногда Зак не самый крутой партнер, сегодня он забил что-то мне в зад ☺

 

Зак: Наше творчество – это как семейные отношения, которые должны развиваться по разным направлениям. Многие считают, что нельзя работать с членами семьи, это неудобно. Но я думаю наоборот. Мне комфортно работать с Джабахом, между нами есть понимание, взаимопомощь, я могу доверять ему как себе. 
​​


AF: Вы поддерживаете отношения с членами семьи, которые остались в Америке?

 

Джабах: Семья - это номер один! У меня есть еще два брата, они живут в Нью-Джерси, мама тоже живет там. Мы всегда вместе. 2-3 раза в год они приезжают в Москву, мы с семьями тоже гостим у них. Для нас семья всегда на первом месте, это наша поддержка и опора. Так живется намного счастливее!

 

Зак: На самом деле, наша семья – самое больше творчество!

 

AF: Расскажите, чем занимаются ваши братья?

 

Джабах: Они тоже творят, только совсем в других сферах жизни. Один брат - бывший профессиональный футболист, который сейчас занимается тренерской работой. А старший брат - серьезный прокурор в Нью-Джерси. ☺

 

AF: Участвуют ли ваши супруги в творческом процессе или же они исключительно ваши музы?

 

Джабах: Это зависит от нашего с Заком желания: когда мы нуждаемся в их помощи, они никогда не отказывают, когда нам требуется личное пространство, они просто поддерживают нас. Мы любим, когда супруги интересуются работой в студии. Я всегда могу спросить у брата, нравится ли ему то, что я сделал, и я знаю, что он не соврет. То же самое и с женой, мне очень интересно знать ее мнение. 

 

Зак: Моя супруга работает с нами здесь, в студии. Она видела все, что происходило на протяжении 10 лет. Она наш менеджер, ей больше нравится организаторская деятельность.
​​


AF: Легко ли Вам разделять творческую деятельность и обычную жизнь?

 

Джабах: Это наш стиль жизни, а не просто работа. Наша жизнь more colorful  благодаря нашей деятельности. Поэтому нам интересно все, что происходит в мире. 

 

Зак: Да, все верно. И  это не значит, что мы живем в каком-то тёмном подвале, лофте, рисуем круглыми сутками, хоть в работах прослеживается темнота и мистика.  Мы любим спорт, регулярно им занимаемся, любим гулять с детьми, путешествовать.  

 

AF: У Вас есть любимые места в Москве?

 

Джабах: Москва – очень большой город, поэтому места каждый раз выбираю по-разному. Наверное, по сезону.

 

Зак: Я люблю городскую атмосферу, людей. Когда хочется уединиться и подышать свежим воздухом, гуляю в парке рядом со Сколково. 

 

AF: А есть ли какие-то любимые рестораны или клубы, где вы часто бываете?

 

Джабах: Наш любимый ресторан – наш ресторан (супруга художника – одна из совладелиц). Называется он  «Высота 5642», там очень хорошо, вкусная еда,  приятная атмосфера, наши друзья всегда там. Конечно, мы ходим и в другие заведения, но последнее время из-за большого объема работы засиживаемся в студии допоздна, и остается не много времени для развлечений.

 

AF: Есть ли в Москве то, с чем трудно смириться или к чему трудно привыкнуть?

 

Джабах: Пробки! Водить иногда очень сложно. Здесь постоянно чувствуется как будто необходимо с кем-то разобраться ☺ Когда я вижу номер телефона на экране, который я не знаю, задумываюсь, отвечать или нет... Все остальное мне нравится. В каждом городе есть свой шарм и своя энергия, плюсы и минусы. Мы здесь уже много лет, поэтому плюсов видим больше, чем минусов. 
​​


AF: Вы не собираетесь переезжать в будущем?

 

Зак: В современном мире понятие переезда утрачивается. Нужно везде успеть, быстро сориентироваться. Мир стал намного меньше, а жизнь намного быстрее.

 

Джабах: Нет такого места, которое можно однозначно назвать своим домом, нужно быть там, где тебе нравится. 

 

AF: В  прессе по отношению к вашим работам можно встретить словосочетание «дерзкие чувства». Согласны ли вы с этим определением или можно как-то иначе охарактеризовать то, что вы делаете?

 

Джабах: Со временем человек меняется, поэтому в разные периоды моего творчества драйва и этой «дерзости» то больше, то меньше. Точно можно сказать, что мой стиль остается моим стилем.  Уровень «дерзких чувств» движется по синусоиде: одно время я делал только черно-белые работы, потом решил добавить больше цвета. Может, это весна, солнце ☺

 

Зак: Я не показываю свои работы так часто, как Джабах. Это связано с темпераментом каждого из нас. Он более динамичный, я медленнее. Как куратор я активно проявляю себя, поэтому многие не знают что я создаю работы. Мое творчество – это линия чувств. Я год за годом отрабатываю свой стиль. У Джабаха определенно больше этого самого драйва. Особой энергии. Я более стабилен, а он эмоционален.
​​


AF: Расскажите о выставке TORN.

 

Джабах: Я работаю в технике платино-палладиевой печати, я не люблю диджитал технологии, делаю все вручную, хоть это трудно.  Сейчас в мире очень мало художников используют эту технику, особенно на таких больших холстах, как мы... Один мой друг работает в технике платно-палладиевой печати, он вдохновил меня на создание работ (показывает). Я снимаю на широкий формат камеры, на полароид, делаю большой негатив и начинаю рисование платиной. Это очень трудоемкая и уникальная работа. Я использую цвет, вы можете увидеть на работах, я переношу печать на различные текстуры, например, на дерево. Однажды у моей банковской карты, на которой раньше печатали фотографию, истек срок годности. Я начал разрезать ее, разрезать свою фотографию, мне понравилось, как выглядят фрагментарные оторванные кусочки – TORN. Слой за слоем я отрывал части фотографии, это немного похоже на стрит арт, когда поверх одного произведения искусства накладывают другое. В этих работах много металлического света, текстуры, а по краям яркие цвета. Меня вдохновили люди и цвета. Это внешняя красота. 

 

AF: Что для вас произведение искусства? Что делает его таковым? Джон  Балдессари говорил: «Я художник, потому что я назвал себя художником». Достаточно ли этого или необходимо признание публики? 

 

Джабах: Лифтер – тоже художник, каждый человек, который что-то делает является художником. Тебе должно нравиться, что ты делаешь в любой сфере жизни. Иногда я стесняюсь сказать «Я художник», потому что, кто есть художник? Если бы я был врачом, я бы сказал: «Я спасаю жизни – это круто»! Другое дело – профессионализм. Когда художник – это карьера. Работа, ты должен делать это. Конечно, у каждого человека есть талант от Бога и ты должен это развивать. Можно писать, можно рисовать – это все художественная работа. 

 

Зак: Но когда ты получаешь за это деньги – это профессия. 

 

Джабах: Да, красивая профессия, но это профессия. Люди будут критиковать тебя. И кто эти люди, честно, я не знаю, но они критикуют. Пресса критикует, все критикуют, но это уже индустрия. 

 

Зак: Есть много художников, которые не хотят показывать себя, свои работы. Они просто рисуют или делают скульптуры. Я знаю многих в Москве, кто живет в какой-то крыше, в подвале или где еще… Это их образ жизни, и они не хотят выставлять это напоказ, это все – для себя. А мы… я не знаю, так получилось. Слава Богу, мы в теме и мы любим то, что мы делаем. И мы хотим показать это!

 

Джабах: Ты делаешь то, что ты любишь, и когда другие люди поддерживают тебя и верят в твою работу… это значит, наверное, что ты делаешь все правильно. Тут и профессионализм есть: есть дедлайны, ответственность перед людьми, с которыми ты работаешь. Это уже бизнес, и это не плохо. Но все начинается с таланта.
​​


AF: Насколько сложно организовать выставку в Москве? Вам нужно найти помещение, найти команду, с которой будет легко и комфортно работать. Как Вы думаете, в Москве достаточно людей с таким уровнем профессионализма?

 

Джабах: Да, конечно. Есть профессионалы. Прошло не так много времени, чтобы появились более профессиональные кадры, но все впереди. 

 

Зак: Все еще развивается.

 

Джабах: Да, развивается. Лет 10 спустя все будет супер профессионально, я думаю. Иногда бывает, делаешь выставку, и все шикарно. Иногда твои ожидания завышены. Мы работаем таким образом: мы не ожидаем ничего от людей, с которыми работаем. Мы с самого начала рассказываем им, что и как нужно делать, что именно мы хотим. И тогда не приходится разочаровываться. Мы поставили себе планку и не опускаемся ниже. Мы делаем вещи не хуже, чем в НЙ или в Париже. Вот наше отношение.

 

Зак: Мы не любим быть средними. Кто угодно может быть средним. Мы хотим быть только лучшими. (Это не госструктура, где ты работаешь с 10 до 18 и не хочешь задержаться ни на минуту. Мы хотим жить нашим делом.)

 

AF: Тяжело ли быть иностранным художником в России? Чувствуете ли  Вы какое-то особое к себе отношение?

 

Джабах: Я даже не чувствую себя иностранцем. Этого слова уже давно нет в моем словарном запасе. Я чувствую себя как местный.

 

Зак: Я тоже. Я уже знаю Москву лучше любого москвича! ☺ 

 

AF: И напоследок: что бы Вы сказали людям, которые придут на вашу выставку?

 

Джабах: Enjoy. Наслаждайтесь. Я надеюсь, мы сможем кого-то вдохновить сделать что-то, что они давно хотели. Если вам не нравится – это не проблема… go somewhere else. Мы делаем то, что нам нравится и надеемся, что это понравится и вам.
​​

Выражаем благодарность MSK Eastside Gallery за возможность проведения интервью 

Сайт художника: www.jabaghkaghado.com
Фото: Александра Маднес

 

Please reload

Последние посты

Please reload

Подпишитесь на нас

  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка