Русские художники – авторы театральных костюмов

На рубеже веков создание театральных костюмов и декораций есть в списке must-do практически каждого русского художника. Идея синтеза искусств шаг за шагом завоевывает умы творческих людей. Вот лишь некоторые из мастеров, имена которых вошли в историю не только живописи и графики, но и театра: 

 

Александр Бенуа

 

О «Русских сезонах» в Европе не знал только ленивый. Есть в этом нешуточная лепта акварелиста Александра Бенуа, отвечавшего за визуальную составляющую спектакля в 1908-1911 годах. Об одном из любимых персонажей балета Стравинского (на иллюстрации) он говорил: «Петрушка <…> не менее, чем Арлекин, был моим другом с самого детства. Если бывало, я заслышу заливающиеся, гнусавые крики странствующего петрушечника: "Вот Петрушка пришел! Собирайтесь добрые люди, посмотреть-поглядеть на представление!" – то со мной делался род припадка от нетерпения насладиться этим зрелищем…»

 

 

 

 

Константин Коровин

 

В эпоху модерна всё народное и фольклорное стало новым трендом. Хоть в лаптях ходи – никто не осудит! Сказки и былины обретают вторую жизнь даже в балете и опере, не говоря уж про живопись и литературу. Поэтому и на долю Коровина – вероятно, не самого «народного» художника – пришлось достаточно таких сюжетов: «Садко», «Золотой гребешок», «Конек-горбунок», «Хованщина» (на иллюстрации). 
 

 

 

Лев Бакст

 

Именно Баксту принадлежит спорная мысль о том, что в современном театре нужно не слушать, а смотреть. Но первому русскому модельеру можно простить любое вольнодумство. Тем более если вспомнить, что его наряды экспонировались в парижском Лувре еще при жизни художника! В портфолио Бакста много работ с древнегреческим и азиатским уклоном, последние как нельзя лучше соответствовали его декоративному узорчатому стилю. Даже его эскизы к сугубо русской «Жар-птице» отдают чем-то восточным (хотя кто-то скажет, что здесь и нет никакого противоречия). 

 

 

 

Михаил Врубель

 

Кому как не Врубелю заниматься сценическими костюмами и декорациями? Ведь именно театральному миру он обязан первой встрече со своей женой, оперной певицей Панаевского театра в Петербурге. «Прелестный голос!» – первая фраза, которую сказал Надежде Забеле художник. Костюмы не уступали голосу по красоте, ведь Врубель собственноручно наряжал супругу и продумывал ее образ до мелочей.

 

 


 

 

Please reload

Последние посты

Please reload

Подпишитесь на нас

  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка