• Юлия Дожделева

Интервью с режиссёром и актрисами пластического спектакля «Страсть»

О жизненной силе искусства, свободе быть собой и метафоричности пластического спектакля с непрофессиональными актёрами – в интервью ART FLASH.

19 июля на ивент-площадке в пространстве «КУБ» с успехом прошла премьера пластического спектакля «La passion. Passion. Страсть». Число регистраций на сайте «Флакона» превысило 500 заявок, а на самом мероприятии желающих увидеть и оценить перформанс от студии BELOE оказалось настолько много, что людям приходилось сидеть в проходе и на лестнице. Для того, чтобы разгадать секрет успеха женевской театральной студии, мы решили лично поговорить с режиссёром спектакля Марией Ракотонариво и актрисами Александрой Крамар и Дарьей Григорьевой.


Мария Ракотонариво, режиссёр спектакля. Источник фото: Алёна Жильцова



«Творчество для меня – это высшая энергия, способная наполнять людей через века, как полотна великих художников продолжают волновать и трогать нас, цепляя наши эмоции и чувства. Искусство остается в вечности, и для меня творчество всегда оставалось важным жизненным элементом», – Мария Ракотонариво, режиссёр спектакля


Здравствуйте, Мария. Давайте немного поговорим о вас. Расскажите, откуда вы?


Я родилась в Саратове, в очень театральном городе. Из Саратова родом и Табаков, и Янковский, и Тюнина. В общем, очень творческий и театральный город.

Кем вы мечтали стать в детстве?

Я хотела танцевать, а ещё открыть свой собственный приют для животных. В принципе, частично эти мечты воплотились в реальность. Шесть лет назад я отказалась от мяса и, можно сказать, именно так сейчас помогаю животным. Да и танцы воплотились в жизнь – я создала пластический танцевальный театр.

В каком возрасте вы решили посвятить себя искусству?

В семь лет я поступила в театральную студию в Саратове и с того самого времени занимаюсь театром: сначала я играла как актриса, потом была педагогом и помощником режиссёра. Через какое-то время я осознала, что мне интересно что-то создавать, придумывать и в большей степени именно помогать людям раскрывать себя.

Окончив Саратовский государственный университет по направлению «Английский язык и литература» и получив образование преподавателя английского языка, я смогла выиграть грант и продолжить своё обучение в Америке. Там я обучалась сразу по нескольким направлениям: театральный менеджмент, детский театр и кинематограф. После Америки я вернулась в Саратов и практически сразу после этого переехала в Москву.



«Для меня было очень важно дать своим актёрам высказаться через импульсы своего тела», – Мария Ракотонариво, режиссёр спектакля


В Москве я стала работать преподавателем английского языка, а также решила открыть свою детскую театральную студию на территории «Винзавода». Моя инициатива там была воспринята положительно, и вскоре я стала активно заниматься вместе с детьми: совместно мы создали несколько интересных проектов, в том числе и пластических, напрямую связанных с телом, движением и актёрским мастерством.

И в какой-то момент, совершенно магическим образом, создаётся моя студия BELOE. Одна из моих актрис собрала вокруг себя группу людей, которые очень сильно хотели заниматься театральным искусством. Через некоторое время мы уже репетировали и к декабрю 2003 года выпустили основные сцены спектакля «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» с актёрами совершенно разного возраста и из разных профессий: профессиональными художниками, преподавателями и даже архитекторами.

Уже после Нового года нам удалось выпустить целый одноименный спектакль в двух вариациях: без слов и со словами. И в какой-то момент я поняла, что мне, как режиссеру, хотелось бы выпустить эту притчу о Джонатане Ливингстоне вообще без слов, чтобы только тело передавало весь смысл, образы и сюжет постановки. Для меня было очень важно дать своим актёрам высказаться через импульсы собственного тела.


Кто или что послужило для вас главным мотиватором заняться постановкой спектаклей?


Скорее всего, это совокупность нескольких факторов: я всё детство занималась в театре, в школе мне всегда было интересно организовывать мероприятия, делать постановки. Всё это вместе послужило отличной базой для моей дальнейшей карьеры. Плюс, я люблю творчество во всех его проявлениях. Вообще творчество для меня – это высшая энергия, способная наполнять людей через века, как полотна великих художников продолжают волновать и трогать нас, цепляя наши эмоции и чувства. Искусство остается в вечности, и для меня творчество всегда оставалось важным жизненным элементом.



Theatre Studio BELOE. Спектакль «Страсть». Photo by Maryia Ramanava


Считаете ли вы искусство делом всей вашей жизни или занимаетесь им только в качестве хобби?

Конечно, я считаю искусство делом всей моей жизни, а театр – возможностью абсолютно каждому человеку принять себя, свои тёмные и светлые стороны, развиваться и при этом испытывать радость от открытия себя в искусстве. Каждый человек уникален, и театр – волшебная палочка, с помощью которой человек способен вживаться в абсолютно любой образ: будь это неодушевлённый предмет, человек, животное, чувство или эмоция. И при этом театр даёт возможность людям почувствовать себя по-настоящему счастливыми.

Недавно моя студентка предложила переименовать нашу театральную студию в театр трансформации BELOE, потому что он помог ей переосмыслить многие моменты в своей жизни. Мне бы хотелось, чтобы мой театр смог вырасти в большую школу, где люди абсолютно разного возраста, национальностей, взглядов на мир могли прийти и начать развиваться в театральном искусстве.



«Я считаю искусство делом всей моей жизни, а театр – возможностью абсолютно каждому человеку принять себя, свои темные и светлые стороны, развиваться и при этом испытывать радость от открытия себя в искусстве», – Мария Ракотонариво, режиссёр спектакля


То, что вы делаете, определенно входит в категорию современного искусства. Расскажите, что именно для вас есть искусство.

Для меня искусство – это высшая космическая божественная энергия, которая транслируется прямо на людей. Я верю в то, что искусство живёт в каждом человеке: даже дети могут рассказать об эмоциях, переживаемых ими во время спектаклей. Я за то, чтобы искусство было доступно всем и вызывало эмоции и чувства абсолютно у всех.


Какие чувства и эмоции превалируют в вашем творчестве?

Вообще в искусстве (а я хотела бы говорить об искусстве с точки зрения театра) главное – это эмпатия, возможность сопереживать персонажу. Для меня важно всегда взаимодействовать с публикой. Например, в нашем спектакле «Страсть» в конце представления актёры в буквальном смысле дотрагиваются до зрителей.

В искусстве имеют место быть совершено полярные чувства и эмоции: как важно в жизни переживать радость и счастье, так и очень важно позволять себе переживать агрессию, страх и принимать в себе свои тёмные стороны, потому что, запрещая себе переживать такие эмоции, мы попросту не живём полноценной жизнью. Об этом и спектакль «Страсть»: мы должны позволять себе проживать совершенно разные эмоции.



Theatre Studio BELOE. Спектакль «Страсть». Photo by Maryia Ramanava

Искусство обладает терапевтическим свойством. Например, на наших занятиях я достаточно много использую психологических упражнений, ведь театр и психология тесно взаимосвязаны друг с другом.


Много ли ценителей у ваших творений, одобряют ли ваше творчество близкие друзья и родители, посещают ли они ваши спектакли?

Мои близкие, конечно же, ходят на мои спектакли и всегда с интересом относятся к тому, чем я занимаюсь. Так же и я с большим интересом отношусь к их творчеству, даже если это не совсем в русле моей деятельности.

Поддержка друзей всегда важна для меня, они с интересом наблюдают за развитием моего театра, но это не значит, что они никогда не критикуют мою работу. Любую обратную связь я воспринимаю с удовольствием и радостью, но всякая критика должна быть оправдана. Именно поэтому в моей студии невозможно услышать фразы «Ты делаешь неправильно», «Это всё плохо» и т.д.

Моя мама всегда с большим удовольствием ходит на все мои выступления. Про спектакль «Страсть» она сказала: «Ну, мне сказать нечего, у меня впервые нет претензий к режиссёру». Творческой личности всегда свойственно сомневаться, поэтому я благодарна судьбе за такую поддержку рядом со мной.


То, с чем вы выступаете сейчас, вы сами называете «Современным пластическим спектаклем». Расскажите, что вкладывается в это понятие?

Понятие Physical Theatre обозначает физический или пластический театр, где образы и сюжет передаются через тело и пластику. Например, в нашем спектакле текст совершенно не передаёт смысл сюжета. Сюжет у нас доносится через тело и пластические метафоры.



Theatre Studio BELOE. Спектакль «Страсть». Photo by Maryia Ramanava


Опишите ваш спектакль тремя словами.

Раскалённый песок. Принятие. Свобода быть собой.


В вашем спектакле играют только непрофессиональные актёры. Это ваша принципиальная позиция или же единичный эксперимент?

Так получилось, что я организовала свою студию абсолютно для всех: любой человек может прийти и позаниматься здесь, без расчёта на возраст, нацию, профессию. Это мой осознанный выбор, ведь мне было интересно научиться раскрывать людей, абсолютно не похожих друг на друга.


Возникают ли проблемы с организацией выступлений с актрисами, не имеющими актерского образования?

Проблем с моими актрисами у меня никогда не возникало. У непрофессиональных актёров изначально нет штампов в голове, касающихся актёрского мастерства. Мне, кстати, не очень нравится термин «непрофессиональный актёр». Сюда больше подойдет «актёр-любитель». Я обожаю работать с людьми из разных профессий, особенно приятно смотреть, когда такие люди начинают воплощать в реальность свои детские мечты и фантазии.



Theatre Studio BELOE. Спектакль «Страсть». Photo by Maryia Ramanava



По вашим словам, в спектакле совершенно нет сюжета. Так ли это? Чем же тогда вам удается привлечь зрителя?

Это немного не так: в спектакле используется текст, взятый из поста с Facebook, и именно в нём нет сюжета. Моя подруга, автор этого текста, посвятила его страсти. Прочитав его глубокой ночью, я была поражена. Чтобы вы понимали, предыдущий мой спектакль был поставлен по знаменитой речи Бродского «Похвала скуке», где также абсолютно не было никакого сюжета. Бродский, выступая перед выпускниками Дармутского колледжа, говорил о том, что всё, что ждёт молодых людей в будущем, будет навеяно скукой. После он дал своё «лекарство» от скуки, им и является страсть. Возвращаясь к спектаклю, стоит сказать, что идея именно такой постановки зародилась в моей голове очень давно. Но именно тогда, когда я увидела этот пост, я сразу же поняла, что хочу с ним работать.



«Я за то, чтобы искусство было доступно всем и вызывало эмоции и чувства абсолютно у всех», – Мария Ракотонариво, режиссёр спектакля



Сюжет присутствует в каждом действии и в каждом спектакле, глупо это отрицать. Наш сюжет строится на основе античной традиции, когда три девушки на сцене рассказывают текст на разных языках, посвящённый одной теме – страсти. Впоследствии их рассказ превращается в крик, ведь страсть рано или поздно приносит боль.



Theatre Studio BELOE. Спектакль «Страсть». Photo by Maryia Ramanava



Почему Страсть – главное «чувство» вашего спектакля? Что натолкнуло вас на мысль посвятить постановку именно ему?

Страсть – это не просто «чувство» нашего спектакля, она составляет его смысл и цель. Это очень мощная сила, оставляющая все остальные вопросы «за скобкой». Но при этом она способна окрылять человека, доводить его до высоких уровней.



Что главное вы хотите показать своему зрителю? Хотите ли вы ему что-то доказать, научить или обличить в чем-либо?

Мы относимся к своему зрителю с особым уважением и никаких нравоучений давать ему, конечно же, не хотим. Единственное, мы хотели бы, чтобы зритель смог пофантазировать вместе с нами, раствориться в процессе и идти за своим воображением, полностью доверяя своим чувствам.


В вашем спектакле играют женщины, и сам он – про женщин. Почему?

Я не хотела привязаться к гендерному аспекту в постановке данного спектакля. Почему-то обычно страсть представляют как чувство, возникающее между мужчиной и женщиной. Мы же решили выйти за общепринятые рамки. Наш спектакль посвящен страсти в разных сферах жизни: в искусстве, профессии и т.д. У нас получился интересный ансамбль из шести разных женщин, образ каждой из них несёт определенную философскую нагрузку.



Theatre Studio BELOE. Спектакль «Страсть». Photo by Maryia Ramanava

Мария, расскажите про ваши дальнейшие творческие планы.

У нас с группой грандиозные творческие планы. Мы не успели приехать из Москвы 30 июля, как уже 4 августа играли в музее Rath с нашим перформансом Silence в самом центре Женевы. С этим перформансом мы выступали там дважды и оба раза собирали рекордное для этого музея количество зрителей. В будущем мы хотели бы продолжить развиваться в Женеве, ведь наша популярность там продолжает возрастать. Например, недавно нам предложили выступить на выставке «Метаморфозы», которая пройдёт 28 ноября, с одноимённым перформансом. А 10 сентября мы снова будем играть «Страсть» в Женеве. Наша театральная группа продолжает расширяться, и сейчас мы находимся в поиске новых актёров и актрис.


Моя главная цель на будущее – продолжать развиваться самостоятельно и развивать свою студию, ставить спектакли, выступать в разных странах и городах. Я хотела бы сейчас сконцентрироваться только на своей студии, сделать этот проект более масштабным и сделать театр BELOE – театральной школой, где можно будет получать образование в абсолютно любом возрасте, развиваться и делиться творчеством по всему миру.



«Страсть в жизни необходима. Это мотор, движок. Но нужно держать её в узде, приручить её и направить в русло созидания», – Дарья Григорьева, актриса спектакля



Расскажите о себе. Театр – ваше главное занятие, или вы занимаетесь чем-то ещё?

Дарья Григорьева. Актриса театральной студии BELOE: Сейчас главное дело моей жизни – обучение в Женевском университете на факультете психологии. Мечтаю заниматься нейропсихологией и изучать влияние искусства на мозг человека и потенциал искусства в терапии сложных нейродегенеративных заболеваний. В Москве я закончила отделение истории и теории искусства МГУ. Всю жизнь рисую, занимаюсь разными видами творчества, в том числе танцами и театром. Как художник я регулярно участвую в выставках, в Женеве мои работы довольно известны.

Александра Крамар. Актриса театральной студии BELOE: На данный момент я живу в Москве и работаю педагогом, провожу творческие занятия для детей дошкольного возраста.


Как вы попали в команду к Марии?

Дарья: Женева – маленький город, и обширное русское комьюнити знает Марию и её театр. Я всегда мечтала именно о таком театре, и после первого пробного занятия пластический театр плотно вошёл в мою жизнь.

Александра: Сначала в студию пришла моя сестра, она и посоветовала прийти на занятия к Марии. Я не сразу поверила в этот театр и в Марию, но когда увидела первый показ труппы, поняла, что многое упустила, не присоединившись. Весь показ проплакала из-за сильных эмоций от увиденного. Это была «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».


Сложно ли было вам в подготовке к спектаклю? С какими трудностями столкнулись?

Дарья: Тема страсти подразумевает страсть везде, в том числе и за сценой. Особенно среди молодых, горячих, ярких творческих личностей. Без этого не создаётся ни один настоящий творческий продукт. Были и замены актрис, и горячие споры. Прекрасный процесс, у нас всё держится на доверии к этим процессам.

Александра: Наш театр пластический, в этом же спектакле появляются достаточно объёмные монологи. Соединение пластики и речи более сложный процесс, над которым шла отдельная кропотливая работа. В театре Марии очень комфортно, поэтому сложно назвать этот процесс трудностями.


Весь актёрский состав состоит из женщин из разных стран, говорящих на разных языках. Усложнило ли это работу друг с другом?

Дарья: Пластический театр действительно говорит от сердца к сердцу. Мы всегда находим общий язык в итоге.

Александра: Нам повезло, что всех нас объединил русский язык. Это был наш страх – «А как же всё пойдёт?!», «А поймём ли мы друг друга?!», «А почувствуем ли друг друга за этот короткий период подготовки?!». Но все страхи рассеялись на первой же репетиции. Мы поздоровались, обменялись улыбками и приступили к работе так, как будто репетировали вместе уже не один год. Это правда было здорово – поддержка и безопасность чувствовались во всем. И никакой разницы в менталитетах! Мы – женщины.



Theatre Studio BELOE. Спектакль «Страсть». Photo by Maryia Ramanava


Что лично для вас значит эта постановка? Какие эмоции и чувства она в вас пробуждает?

Дарья: Проживание акта творчества никому не позволит остаться таким же, каким ты был «до». Особенно, если идти через тело, тело никогда не врёт. Безусловно, постановка влияет на меня и продолжает влиять. Я играю «чёрное», тёмную часть человека. В работе над ролью я думала о том, как человек приходит к состоянию «чёрное», через одиночество и отвержение – к желанию безграничной власти и затем к покою и миру через интеграцию всех частей души. Это не может не влиять на моё «психо», как и на других участников действия, включая зрителей.

Александра: Тема примирения чёрной и белой сторон в самой себе сейчас во мне резонирует. Надоело быть отличницей, хочется иметь право на ошибку. И в спектакле именно эта тема для меня близка. В каждом из нас есть страсть, и так хочется, чтобы люди не сковывали её порывы, а знали о них, принимали и расширяли круг этой силы через любовь.


Какое место занимает страсть в вашей жизни? Какой силой она обладает в вас –созидающей или разрушающей?

Дарья: Страсть в жизни необходима. Это мотор, движок. Но нужно держать её в узде, приручить её и направить в русло созидания. Мой путь – через творчество и науку. Театр является важной частью этого процесса. Я не хочу позволить неконтролируемым потокам страсти меня разрушить. Напротив, я хочу, чтобы страсть дала мне возможность стать лучшей версией себя.

Александра: Спектакль не перевернул, а убедил меня в правильности следующего шага – принятии своей страсти.


Поделитесь вашими дальнейшими творческими планами.

Дарья: В театре – продолжать играть, творить, придумывать, расти. Работать и над техникой и над содержанием. В искусстве и науке – интегрировать максимально свои знания и умения, превращая их все больше в цельный продукт, полезный и мне, и людям.

Александра: Я не загадываю на перспективу – Мария в Женеве, а я в Москве, но идеи витают в воздухе и для них расстояния не преграда, а я открыта для новых проектов.

Последние посты

Подпишитесь на нас

  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка