Философия в искусстве: 7 идей, о которых нужно знать

И семь возможностей по-новому взглянуть на знакомые произведения.

 

«Афинская школа» (Рафаэль Санти, 1511)

 

 

Платон и пещера

 

Представьте себе пещеру – сырую и  мрачную. В ней живут люди, которые никогда не видели солнца. Они скованы цепью, и всё, что они знают об окружающем мире, — это тени на стене пещеры, отбрасываемые пламенем. Но ведь тени – это ещё не реальные вещи. Один человек решает сорвать оковы и выбраться из пещеры. Дневной свет сначала ослепляет его, но затем, привыкнув, он видит истинный облик вещей. Вне себя от счастья, он хочет вернуться назад к своим друзьям, чтобы открыть им правду – но те лишь смеются. Для людей из пещеры тени – единственный образ реального мира, который они знают, а всё остальное – безумные фантазии. 

 

Эту аллегорию придумал Платон – один из величайших философов античности. В искусстве его влияние встречается на каждом шагу. Именно из платоновской пещеры растут корни знаменитой картины Рене Магритта, на которой под изображением трубки написано: «Это не трубка». Философ бы с ним согласился: это действительно не трубка – это лишь её изображение, тень на стене пещеры. О том же рассказывает фильм «Шоу Трумана». Вся жизнь главного героя Трумана в исполнении Джима Керри – это реалити-шоу, за которым следят тысячи телезрителей. Только вот Труман считает, что это и есть настоящий мир – потому что другого он, как и скованные цепью люди, не знает. 

 

 

 

 

Эпикурейство

 

Древнегреческий философ Эпикур жил в период увядания эллинской культуры. Он решил, что именно в самые тяжёлые времена человеку больше всего нужно напоминание о том, что такое счастье, — и создал собственную школу, в которой учил радоваться жизни.

 

Удовольствие – это хорошо, а страдание – плохо, справедливо считал Эпикур. Но как достичь удовольствия? Надо жить проще. Эпикур учил, что роскошь, богатство, излишки в еде и питье в итоге приносят не радость, а боль. Достичь счастья можно лишь следуя естественным потребностям. Кроме того, не нужно бояться смерти: ведь когда она приходит, нас уже нет, следовательно, некому испытывать страх. А пока мы есть – нет самой смерти.

 

Но одним из самых важных условий счастья для Эпикура была дружба. Романтические отношения были для него далеко не на первом месте: дружеское общение, поддержка и понимание доставляют, по мнению философа, наибольшее удовольствие. Культовые ситкомы «Друзья» и «Как я встретил вашу маму» подтверждают правильность его слов.

 

 

 

 

Стоицизм

 

Своё название философское течение получило от древнегреческого слова «стоя» — так назывался портик, под которым собирались ученики одного из первых стоиков Зенона Китийского. Сейчас «стоиком» называют того, кто остаётся невозмутим перед лицом беды. Отчасти это действительно так. «Желающего судьба ведет, не желающего — тащит» — писал Сенека, один из виднейших философов-стоиков. Но как достичь такого «каменного» спокойствия?

 

Стоики учили, что в основе мира лежит рациональный закон, перед которым все равны. Для того, чтобы жить счастливо, надо всего лишь жить в соответствии с этим законом, то есть без излишеств и лишних волнений. Надо признать, что многое не в нашей власти, и смириться с этим. Чтобы избавиться от тревоги, стоики советовали представить худшее – и понять, что вы можете с этим справиться. Думается, именно философия стоицизма помогла героям «Побега из Шоушенка» и «Гладиатора» пережить все свалившиеся на них несчастья и выйти из них победителями.

 

 

 

 

 

Радикальное сомнение

 

Французскому философу и математику Рене Декарту, жившему в первой половине XVI века, принадлежит знаменитая фраза «Cogito ergo sum» – «Мыслю, следовательно, существую». Что же она на самом деле значит?

 

Декарт считал, что нельзя слепо полагаться на чужой авторитет или на свои органы чувств: истинное знание требует критической проверки. Поэтому учёный решил усомниться во всём – а затем выстроить собственную картину мира, опираясь лишь на разум. В итоге Декарт пришёл к выводу, что несомненно существует лишь само сомнение – мысль. А раз есть мысль, значит, есть и тот, кто её мыслит.

 

Эта идея часто обыгрывается в фантастике. Например, когда Нео из «Матрицы» понимает, что весь окружающий его мир нереален, он следует ничему иному, как принципу радикального сомнения. С другой стороны, утверждение «мыслю, следовательно, существую», произнесённое роботом в фильме «Бегущий по лезвию», наоборот закрепляет персонажа в реальности.

 

 

 

 

 

Категорический императив

 

Иммануила Канта в шутку называют «великим русским философом», потому что он родился в Кёнигсберге (ныне – Калининград). Первая часть шутки, однако, совершенно верна.

 

Кант хотел рационально доказать, почему поступать хорошо – правильно. Он понял, что «моральный закон» может быть основан лишь на безусловных принципах, не зависящих от опыта или сиюминутных желаний. Желания меняются, а закон должен быть вечным и применимым к любым обстоятельствам. Так Кант пришёл к категорическому императиву: «поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом». Например, если человек хочет солгать, пусть и во благо, он должен быть готов к тому, что тогда другие люди тоже смогут лгать – а понятие о благе у каждого своё.

 

Моральные дилеммы такого рода часто используются в самых разных произведениях. Например, Бэтмен из «Тёмного рыцаря» должен решить, как поступить с опасным злодеем Джокером. Главного же героя «Дня сурка» мистические события ведут, напротив, к осознанию кантовского императива в иной формулировке: «поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своём лице, и в лице всякого другого так же как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству».

 

 

 

 

 

Экзистенциализм

 

Что первичнее: сущность человека – его характер, наклонности – или же его существование? По мнению экзистенциалистов (от лат. existentia — существование) – второе. Сторонники этого течения считают, что человек разумен и абсолютно свободен в том, как поступать. Но там, где есть свобода, всегда есть и ответственность – такая же абсолютная. Человек сам творит себя через действия, и потому должен быть готов за всё отвечать, не сваливая вину на судьбу или невезение.

 

Свобода – действительно тяжкий груз. В искусстве XX века часто встречается «экзистенциальный ужас» или «отчаяние» – ощущение беспомощности и беззащитности перед абсурдным миром, в котором нет смысла или опоры. Но яд – часто и противоядие: раз человек свободен, значит, он может сам придавать себе смысл. Прекрасные иллюстрации поиска собственного смысла можно найти в фильме «Касабланка» или в романах предвестника европейского экзистенциализма Фёдора Михайловича Достоевского.

 

 

 

 

 

Симулякр

 

Симуляции – один из наиболее популярных жанров компьютерных игр. Обычно берётся за основу что-то из реального мира – например, футбол, или управление самолётом, – и игрок передаёт мяч или рассекает небо, не выходя из дома. Но что происходит, когда образ объекта есть, а самого объекта в реальности не существует?

 

Копия без оригинала, знак без обзначающего – так французский философ Жан Бодрийяр определил симулякр. Представьте себе фотографию человека, чьё лицо создано при помощи нейронных сетей. В реальности его нет и никогда не было – есть лишь изображение без основы. Таким «изображением» становится война США с Албанией в фильме «Хвост виляет собакой» – война, которую придумывают политтехнологи, чтобы отвлечь внимание общества от скандала. Встречается симулякр и в фильме Андрея Тарковского «Солярис» – в виде иллюзии, которую создаёт инопланетный разум космонавтам.

 

 

 

 

 

Please reload

Последние посты

Please reload

Подпишитесь на нас

  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка