• Дарья Калачева

Даша Кандинская о династии художников, «уродливой» красоте и творчестве

За плечами у Даши Кандинской множество выставок в разных странах мира. Её работы видели в США, Франции, Шотландии, Италии, Украине и России. Мы поговорили с Дарьей о том, что сподвигло её стать художником, чем её собственный стиль отличается от творческой манеры Кандинских и как найти вдохновение в безобразном.

Источник: личный архив Даши Кандинской

«Искусство само решило, что я – его»

Расскажи немного о себе. Чем ты сейчас занимаешься?


Меня зовут Даша Скорубская-Кандинская. Я художник, и моя основная специализация – живопись. Я родом из династии художников: практически все мои родственники либо живописцы, либо скульпторы, либо искусствоведы. Когда ты воспитываешься в такой среде, ты уже на крючке и никуда не денешься.


Когда ты поняла, что искусство – это твоё? Можно ли сказать, что выбор профессии был продиктован твоими корнями и, если да, то в какой степени?


Искусство само так решило, что я – его. Я познала профессию художника изнутри, с младых ногтей. Для меня она изначально была лишена романтизма, потому что я знала, что это труд и очень тяжелый, но, когда ты уже в потоке, когда рождаешься в этой среде, она не отпускает. Да и кровь зовёт, так что мне уже не вырваться, я – художник. Я вообще придерживаюсь мнения, что если можешь не писать – не пиши. Я, честно, пробовала заняться чем-то другим, но начинается ломка. Это же прежде всего кайф.


Что вдохновляет тебя в творческом смысле больше всего?


Меня больше всего вдохновляют странности, неправильные на первый взгляд вещи, неровности. Когда начинаешь в них копаться, понимаешь, что именно они – самые правильные, истинные. Самая чистая красота в «некрасивостях» и изъянах мира.


Источник: личный архив Даши Кандинской


Может быть, именно поэтому мой любимый художник – Фрэнсис Бэкон. Уж у него «некрасивой» красоты просто море, купайся – не хочу. Кстати, мой любимый философ тоже Фрэнсис Бэкон. Это абсолютно разные Фрэнсисы Бэконы из разных эпох. Не знаю, как так вышло, но вдохновляюсь именно ими. И в арте, и в философии, которая есть основа любого арта.

«В арте должен быть драйв»

Произведение искусства цельно только тогда, когда синкретично, то есть когда в нём есть как эстетика, так и миф – невербальная философия, невысказанная мудрость. Что касается эстетики, я имею в виду не только такие её категории, как «прекрасное» и «возвышенное», но и «безобразное», что, на мой взгляд, бывает не менее прекрасным, ведь это обнажает истинность человеческой сути. В ней тоже есть красота.


Первое, за что цепляется глаз на сайте твоих проектов, – Fake or Fuck. Что для тебя означает эта фраза?


Фраза Fake or Fuck для меня – многокомпонентная штука. Это знак и китайская головоломка одновременно. Смыслов много, но изначально она про Китай, про то, как он наводнил мир фейковыми товарами и как культура фейка стала превалирующей. В искусстве мы тоже давно живём по принципу симулякра (симулякр – это «копия», не имеющая оригинала в реальности – прим.ред.).


Обложка сайта Даши Кандинской


Когда китаец произносит английское Fake, оно звучит как Fuck. Это то, что сделал бог китайского и мирового искусства Ай Вейвей, когда показал средний палец всем возможным авторитетам мира. Так китайская экономика через Fake и искусство, которые неразрывно связаны, показала всему миру Fuck.

Эту фразу можно «крутить» до бесконечности. Главная её задача – чтобы зритель остановился и спросил: «Какая противная фраза, интересно, а что она означает?» Как я уже и говорила, это красота и гармония в неприятном и противном.

На твоём сайте много информации про арт-стиль, имя которому – gemism. Как в двух-трёх предложениях объяснить обычному человеку, что это такое?

Gemism – это самостоятельное направление в современном искусстве, которое основал мой отец Антон Скорубский-Кандинский в 2004 году. Он жил в Нью-Йорке и был популярным постсоветским художником. К сожалению, в 2014 году он скончался прямо у себя в студии на Манхеттене. Теперь я всячески стараюсь обогащать и развивать его стиль.


Источник: личный архив Даши Кандинской

В английском языке gemstone – это драгоценный камень. Работы моего отца были усеяны написанными драгоценным камнями с включёнными в них разнообразными знаками, символами, портретами. Из этих камней складывались полотна, как из мазков кисти. Этот безумно трудоёмкий процесс даёт невообразимый эффект. Заниматься этим в одиночку в условиях темпа Нью-Йорка было сложно, поэтому отец основал Академию Gemism, где студенты писали камни. Иначе это бы не работало.

Что касается философско-теоретического обоснования этого направления, камень – это ключ к познанию. Расшифровать камень – значит попытаться узнать, как образовывался мир. Секрет камней учит нас тому, как слагались горы, копилось, спрессовывалось время.


Источник: личный архив Дарьи Кандинской


Как ты можешь описать стиль своего творчества?


Свой стиль в искусстве я называю «академизмом», поскольку я приложила немало времени и усилий, чтобы «научиться» писать и рисовать. В такой архаичной среде, как живопись, без академических основ далеко не уедешь. Чтобы грамотно нарушать правила, их нужно знать. Форма и суть должны коррелировать. А ещё в арте должен быть драйв.

«Самая чистая красота в "некрасивостях" и изъянах мира»

Расскажи про свою первую выставку – какой она была? Есть ли различия в организации выставок в России и за рубежом?


Моя первая серьёзная выставка была в Париже. Проект назывался ANDROGYNE. Он был про стирание гендерных различий, про небинаров и про то, что мы все сначала были одного пола. Поскольку мироздание спирально, мы все, вероятно, снова станем одного пола. Уже становимся.


Источник: личный архив Даши Кандинской

Так совпало, что Париж в тот момент бурлил идеями однополых браков: пикеты, демонстрации. Знаете, как говорят: всё самое хорошее происходит случайно, само по себе. Я готовила этот проект около года, и волею судьбы он увидел мир именно в Париже и именно в тот момент, когда был наиболее интересен.


Какая выставка запомнилась тебе больше всего?


Интереснее всего было делать проект в Нью-Йорке – просто потому, что это и сложнее всего. Знаете, говорят: «Если ты смог в Нью-Йорке, ты сможешь везде».

Тогда я показывала часть работ из серии ICONOGRAPHY, которую запретили в Москве. Потом я должна была снова показывать её в Париже, но перед самым открытием и эту выставку запретили. Это многострадальный проект, в котором так называемые «иконы моды freak-style» – Анна Пьяджи, Вивьен Вествуд, Айрис Апфель, Изабелла Блоу, Леди Гага и другие – изображены на холстах с использованием иконографического канона православия. Это такие себе freak-saints – уродливые святые. Они изображены в эффекте фото-негатива, что отображает суть клерикализма. Негатив ведёт на противоположную сторону материального мира в визуальном его воплощении. От «тёплой» плоти к «холодному» духу. Я вообще очень люблю негативы.


Источник: личный архив Даши Кандинской

Мы по цвету тёплые, но душа – холодная, как на негативе. Те мои работы, которые вы могли видеть в феврале на ярмарке ART Russia 2020, как раз из этой серии и являются логическим продолжением моих «модных» икон.

Расскажи побольше про работы, вдохновлённые Анной Пьяджи и иконографией, – как пришла идея совместить их и в чём ты видишь смысл этого проекта?

Вообще, это проект про то, что мы давно молимся не тем богам, про то, что наша новая религия – консьюмеризм. А что такое вообще «икона»? Это «лик», который апеллирует к понятию «личность», то есть очеловечивает абстрактный обожаемый образ. В некоторой степени, образ модного глянца дублирует это принцип с точностью до наоборот. Эти идеализированные образы fashion-индустрии стремятся обезличить обожествляемый объект. Модель без «лика», без личного, без личности – это только пустая маска для поклонения, как идол без лица. Про это мои «Синие головы» (серия THE HEAD), залитые золотом икон и усеянные драгоценными камнями.

Источник: личный архив Даши Кандинской

Каковы твои планы на будущее?

Сейчас я готовлю с командой большой музейный проект на осень в Киеве – это город, где я родилась. Его рабочее название – «Три поколения Кандинских»: мы собираем по стране музейные работы Василия Кандинского, я привезла из Америки папины работы и покажу свои. Как говорится, fingers crossed (англ. «Будем надеяться» – прим.ред.).


Помимо этого, я планирую запуск собственной линейки мерча – своей первой капсульной коллекции одежды. Это будут пальто, бомберы, свитшоты, футболки и шоперы с моими любимыми сюжетами. Производство вещей и аксессуаров я решила доверить ART FLASH. Запуск линейки я непременно проанонсирую в своём Instagram-аккаунте и все вещи можно будет заказать.

Источник: ART FLASH Production для Даши Кандинской

Последние посты

Подпишитесь на нас

  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка